Николаенко Владимир Антонович

Николаенко Владимир Антонович

Владимир Антонович Николаенко

Водитель

Мл. сержант

Владимир Антонович родился в Красноярском гарнизоне 1 декабря 1926 года, куда получил назначение его отец после окончания училища. Все детство прошло «на чемоданах», переезжал с родителями с одного места на другое: из Нижнеудинска в Сретинск, из Читы в Иркутск. Кочевая жизнь. Без корней. Цыганская…
Одесские мечты разбиты под Днепропетровском.
В 1939 году Антона Прокопьевича Николаенко перевели в Одессу, тогда его сын Владимир пошел в пятый класс, в 123-ю школу.
- Он устроился в 123-ю школу, где все были портовские и разговоры вели только о море. У девчонок в голове – одна загранка. В таком коллективе Владимир был три года и, честно говоря, тоже был под впечатлением от величия моря! Два года ходил в яхт-клуб, мечтал стать морским офицером.
После седьмого класса Николаенко-младший поступил в военно-морскую спецшколу. Казалось, на редкость удачно складывается судьба… Но Владимиру пришлось примерить военную форму раньше, чем начались занятия – летом 1941 года. Оказалось, что у офицерского сына нет других путей кроме фронтовых. Было ему тогда 14 лет…
230-я стрелковая дивизия была в составе 6-й армии Южного фронта с 25-го августа 1941-го до октября 1941 года. А с октября 1941 года по январь 1942 года в составе 12 армии Южного фронта, с февраля по март 1942 года в составе 37-й армии на том же фронте. А с июня до 23 августа 1942 была в составе 37-й армии Закавказского фронта.
Его отец Антон Прокопьевич получил назначение в Днепропетровск в августе том же, 41-м, в 230-ю стрелковую дивизию, которая со 2-го по 25-е августа этого года была в Резервной армии Южного фронта. Ехать надо было немедленно. И он обратился к сыну с просьбой помочь перевезти мать из одной больницы в другую. Владимир отпросился из школы, надеялся вернуться.
Уже в Днепропетровске он узнал, что все спецшколы из Одессы эвакуированы. Возвращаться было некуда.
Отец сказал, что зачислит Владимира в полк воспитанником и будет он в клубе киномехаником. Днём они приехали в часть, вечером он уже показывал кино солдатам… Знаете, как Владимира командиры называли? Пионером! он смеётся: «Так всю войну пионером и прошагал».
Положение в Днепропетровске было тяжёлым: узловые станции разбиты, батальоны не сформированы. И только к исходу 16-го августа 1941 года дивизия была сформирована. И вступили в бой, завершив формирование дивизии 2-го эшелона. А командиром дивизии был генерал майор Федор Васильевич Захаров.
Дивизия 230-я вступила свой первый бой 15-го августа 1941 года, на западном направлении обороняя город Днепродержинск.
С 15-го августа по 19 августа 1941 года частью сил продолжали вести и сдерживали бои на всем фронте армии.
Самые тяжелые бои развернулись в период непосредственной обороны города с 20-го по 25-е августа этого года.
К исходу 23-го августа дивизия подвергшись сильным атакам противника, отшли к Днепропетровску и продолжали вести бой на западной и юго-западной окраине Сухачевки (пригород Днепропетровска, ниже Днепропетровска по реке). Дивизия должна была ударить на Сухачевку в ночь на 24-е августа содействовать выхода из окружения своего 966-го стрелкового полка и 26-й кавалерийской дивизии. Самые тяжелые бои развернулись в период непосредственной обороны Днепропетровска.
Немец лупил, как хотел. В дивизии было 12 тысяч человек. За четыре дня боев дивизия потеряла 4,5 тысячи ранеными. Убитых никто не считал…и не хоронил.
Ночью 25 августа 1941 года дивизия с боями отошла на левый берег Днепра. На левый берег реки Днепра перешли 900 человек.
К исходу 26-го августа дивизия занимала оборону по Днепру от Любимовки до Марьевки.
В первый раз был крещен в том бою
За днепропетровскую землю ту
В том страшном сорок первом году
Над сырым окопом тем пули свистели в бою
Над головой твоей в том смертельном бою,
А были дальше те бои
За донецкую землю ту
В том бою осенью и зимою
В те страшные годы войны.

Остатки дивизии (все, кто был способен держать оружие, в том числе и юный киномеханик) заняли линию обороны и удерживали её несколько дней, пока на подмогу не подошел Гуляйпольский полк.
Путь отступления 230-й стрелковой дивизии проходил через Любимовку, Марьевку, Синельниково, Красноармейск, Константиновку и Дружовку.
Остатки стрелковой дивизии в начале октября этого года прошли город Славянск, после тяжелых упорных боев. Вынуждены были отойти за реку Северский Донецк.
Отходили они на Лисичанск. Уставшие, грязные. Жизни не рады. Немцы их догнали, стали обстреливать, и тут подошло четыре катюши. Развернулись и сделали залп. Потом еще и еще. Немцы обалдели! Это был первый залп катюши на Донбассе.
Пока гитлеровцы чистили перышки наши войска перешли в конце 1941 и начале 1942 года в наступление.
Разлетелись головы и туши,
Дрожь колотит немцев за рекой.
Это наша русская «катюша»
Немчуре поёт за упокой.

Одну за другой освободили несколько деревень. В то же время пришла весточка о первых успехах советских войск и посылка с фильмом «Разгром немцев под Москвой» (для поднятия духа!).
Они выбирали хату для просмотра фильма в деревне Родионовке или Резниковке. И Володя потянул на себя дверь… и вдруг раздался взрыв! И Володе обожгло лицо и руки, контузило. Вместо киносеанса попал в медсанбат на станцию Ямы. И отца Володиного раненого привезли в тот же день. Так он Володю еще и отругал за то, что Володя подорвался!
Изменник Родины.
Владимир Николаенко пролежал в медсанбате 26 суток. После выздоровления в клуб не вернулся. Получил «взрослую» должность слесаря автороты. Отец сказал: «Готовься поступать в Ульяновское танковое училище». И он, отработав день, после восьми вечера садился за учебники. Но ученическим планам опять не суждено было сбыться. 12 мая 1942 года началось Изюмо-Борвенковское наступление
Советские войска продвинулись на 90 километров. А немцы пошли на Ворошиловград и замкнули кольцо. 230-я стрелковая дивизия стала отходить. Прощай Ульяновск! Железные дороги были отрезаны врагом.
В июле 1942 года противник перешел в наступление на Донском и Ставропольском направлениях, а 12 августа этого года на Моздокском направлении советские войска удерживали рубеж по реке Терек.
Подошли к Кисловодску. Город был забит ранеными. Они стояли в пижамах на дороге и просили взять их с собой. А куда?! К Нальчику они спускались по ослиной тропе. Там остатки их стрелковой дивизии в августе влились во 2-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Рубеж обороны заняли в Баксанском ущелье. Эльбрус, август 1942 года. Потом их сменила грузинская горно-стрелковая дивизия. Они ушли под Нальчик и только окопались на станции Дашукино, как узнали, что немец идёт! Танковая армия Манштейна наступала на Моздок. У них приказ: «Кавказ не сдавать!» А тогда (это август 1942-го года) только-только появились кочующие противотанковые дивизионы на американских «Доджах». Они остановили немцев. Те отошли, переформировались и на следующее утро ударили по их стрелковой дивизии. Их не ждали и к встрече не готовились. Немцы на танках, немцы на мотоциклах…Суматоха.
Так Владимир Николаенко и его отец попали в плен в конце августа этого года. Владимира увезли сначала в ставропольскую тюрьму, потом отправили в Днепропетровск. Вербовали работать на немецкую разведку. С ним разговаривал один капитан. Русский…Его родители в 1917-м году эмигрировали в Германию. Так вот, он сказал, что свои Володю считают предателем. И Владимир Николаенко тогда еще ничего не знал про 227-й приказ, который приравнивал всех военнопленных к изменникам Родины, не поверил капитану. Он дал ему на размышление двое суток, и Владимир отказался. И капитан, как ему показалось, с уважением отнесся к Владимирову решению. В плену он работал на разборке завалов и однажды просто дал дёру. Конечно, первым делом пошёл в больницу навестить мать. Его приютила у себя санитарка. Кормила пшенной кашей с тыквой и вишней.
Родной мой, самый дорогой Кавказ,
Августовским утром сорок второго
Здесь шли тяжелые бои
За Эльбрус и за Кавказ советский наш,
Фашистский плен тебе пришлось пройти.
Все тяготы войны на твои плечи легли…

И Владимир устроился на товарный двор универмага, которым завладела одна немецкая фирма. Володе было все равно тогда, на кого работать. Думал только о том, как маме помочь. Шёл 1943 год. Весной он посадил картошку, но копать её не пришлось. В сентябре его и еще несколько человек немцы попросили перегнать машины. В Одессу!
Партизаны одесских катакомб.
Владимиру Николаенко хотелось вернуться туда. Снова увидеть море. К тому же сарафанное радио доносило, что в Одессе нет только птичьего молока.
На рынке свободно продавали даже пулеметы и гранаты. Они лежали на прилавках, как сейчас женские колготки. Из Одессы они должны были доставить машины в Германию. Но в их планы это не входило. Так что они остались в Одессе. Сняли там квартиру. Город был тогда под руинами (в начале 1944 года власть забрали немцы). Владимир Николаенко шоферил на дежурной машине муниципалитета. Вечером еще подрабатывал как таксист. Однажды ему предложили пойти в партизанский отряд. И Владимир согласился. Партизаны обитали в одесских катакомбах. Пришел он. А там 80 человек, три примуса и мамалыга. Сидят, как заложники. Владимир Николаенко же думал, что они будут диверсии устраивать, а пришлось мамалыгу перерабатывать.
Два месяца провели в этом подземелье. Вышли на свет 9 апреля 1944 года. Приближались советские войска. Была слышна канонада. Партизаны решили помочь нашим взять Одессу. И чем могли, тем помогли. 10 апреля город освободили от немцев.
Детство, детство твоё,
Когда-то здесь прошло
Тебе через несколько лет
сюда в Одессу пришлось вернуться,
От Одессы на запад тебе пришлось пройти,
Неизвестную землю пришлось пройти:
Белград, Будапешт, Вену и Бруно
Тебе суждено дорогами войны пройти.
Победу ту одну ты встретил майскою весною.
Тебе еще пришлось пройти
дорогами войны Монголию.
И за плечами у тебя
Были сотни верст войны.
И возвратился ты домой
С Победой той одной…
Босиком в наступление.

Владимиру Николаенко не забыли напомнить про 227-й приказ. И ему пришлось пройти проверку СМЕРШ. Повезло: из списка изменников его исключили. Бросили на оборону реки Днестра 109 гвардейскую стрелковую дивизию. В ее составе он прошагал тысячи километров. Владимир Николаенко воевал с апреля 1944 года по октябрь 1945 года в 312-м гвардейском стрелковом полку, в 109-й Борисоглебской гвардейской стрелковой дивизии на 2-м Украинском и 2-м Заболькойском фронтах.
Они шпарили почти без отдыха. Спали на ходу. Кто-нибудь задремлет, его поведет в сторону. А все следят, как он перебирает ногами. Упадет, и строй выдохнет дружно: «Гы!». Смеяться уже не могли.
Они форсировали Прут и прошли через всю Румынию. В Югославии под деревушкой Ретопек понесли потери, но перерезали немцам дорогу на Белград.
А еще он на реке Прут с убитого немца добротные ботинки снял. Радовался обновке. И, надо же, взъем у них оказался маленький. Когда карабкались по песку, так ноги натерло, что не выдержал Владимир, снял сапоги и бросил. Два дня шёл в наступление босиком! Потом раздобыл себе удобные ботинки. Они в октябре 1944 года взяли Белград, а потом в январе 1945 года взяли Будапешт. А в марте 1945 года взяли Вену. Под Братиславой соединились с танковым резервом, пошли на Брно. Это в сорок первом и сорок втором они выглядели как мокрые курицы. А к концу войны наши дрались как львы! Брно тоже освободили. И тут чехи подняли восстание. В эфире только и слышно было: «Братушки, славяне, помогите!» С 8 на 9 мая 1945 года они вошли в Прагу. Немцы отошли в горы. Они бросились с ходу-то на них, а они такую головомойку им устроили! Держались еще три дня. Но горючего у них не было. 12 мая 1945 года после обеда сдались 650 тысяч человек! Они гнали пленных трое суток. В их числе две дивизии «власовцев».
За то, что в бою за населенный пункт Беговицы (Чехословакия) 30-го апреля 1945 года при отражении контратаки противника, огнем своего ручного пулемета умело поддерживал наступления стрелковой роты, лично этом бою уничтожил 3-х. немецких солдат, чем способствовал успешно бою за населенный пункт.
Не верил Владимир Николаенко, что немец капитулировал. Перед самой Прагой они вместе с чешскими партизанами остановились на кирпичном заводе. Среди чехов были молодые девчонки. Одна попросила Володю подарить ей пистолет. А у Володи их много! Набрал, когда разоружали немцев. Она Володе: «Война уже всё равно кончилась». А Владимир: «Нет еще!» И они поспорили. Девушка говорит: «Если война кончилась, отдашь свой пистолет». «А если нет?» – спрашивает. «Тогда делай со мной, что хочешь!». Ребята хохочут…Ну она притащила приёмник. Услышал голос Левитана Володя: «Фашистская Германия капитулировала…» Пришлось отдать пистолет. В первые дни капитуляции им не верилось, что они остались живы в этой мясорубке. Так они ведь еще вовсю дрались. И несли потери…
Конечная станция – Тюмень.
В период боевого марша по освобождению Маньчжурии, будучи водителем боевой машины батареи 120-ти мм. минометов, несмотря на бездорожье успешно завершил боевой марш, сохранив полностью боеприпасы и вооружение.
После победы, прежде чем пустить корни на Тюменской земле, Владимиру Николаенко пришлось отмахать 900 километров по пустыне Гоби, перейти Хинганские горы, форсировать реку Хуанхэ. Была объявлена война Японии, 8 августа 1945 года, и Владимир вместе с товарищами по оружию дожидался приказа в китайском городе Туньляо. Но японцы капитулировали 2-го сентября 1945 года, дивизия отправилась в обратный путь. В мае 1946 года Владимир Николаенко в звании младшего сержанта приехал на гарнизонную службу в город Тюмень.
И здесь на перекрестке улиц Ленина и Первомайской Владимир Николаенко встретил свою судьбу. Его автомобиль остановила молодая регулировщица. Владимир не растерялся и пригласил её на танцы. Выкрутился… и влюбился. Через два года Вера Николаенко подарила своему мужу дочку Таню. Позже в семье появились двое ребятишек – Оля и Саша.
Всю жизнь Владимир Антонович мечтал учиться, но так и не довелось ему получить ни одну специальность, кроме фронтовой – шофёрской. В школе механиков, куда его направили из части, Владимира Антоновича Николаенко скрутила сильная простуда. Три месяца он пролежал в новосибирском госпитале. Болели суставы, сердце. Владимира Антоновича комиссовали и дали вторую группу инвалидности. А Владимир Антонович спрятал корочки инвалида подальше и … стал искать новую работу на гражданке. Устроился шофером в СМУ-2. И жена шоферила на обкомовской машине. Привяжет дочку шалью к переднему сиденью – и на работу. Не сразу смогли выбить место в яслях.
Медленно, но уверено жизнь устраивалась. Владимир Антонович перевёз родителей в город Тюмень. Его мать всю войну провела в днепропетровской больничке. Отец прошел проверку СМЕРШ и был восстановлен в звании полковника. В 1953 году они «начали строиться». Сначала поставили дом Антону Прокопьевичу и Клавдии Дмитриевне. Потом настал черед Владимира и Веры. Счастливая была пора. Друг за друга горой! И семья у них вышла дружная. Все делали вместе. Владимир Антонович поступил в музыкальную школу (осваивал баян) и дети к музыке потянулись. В доме зазвучали фортепиано, тромбон, аккордеон. Дочки росли – умницы, сын – молодец. Таня окончила Уральский университет, Оля – пединститут. Саша занимался в училище искусств. Владимир Антонович Николаенко перешёл в 1955 году на работу в Тюменскую областную клиническую больницу. «Оседлал» самосвал. В 1976 году он совмещал работу водителя трактора и водителя. С Владимиром Антоновичем все эти годы работали такие замечательные люди как водители: Юрий Порфирьевич Васильев и Алексей Васильевич Киселев. В больнице он проработал сорок шесть долгих лет. И только в 2001 году Владимир Антонович ушел на заслуженных отдых. Его жена в то время устроилась в аэропорт Рощино. Водила санитарную машину.
Владимир Антонович каждый год становится участником в Тюменских парадах в честь дня Великой Победы, и каждый год он приходит на встречу ветеранов областной больнице в честь дня Великой Победы. О нем знают и помнят до сих пор. У него пять внуков.
Владимир Антонович Николаенко награжден орденами: Отечественной войны 2-и степени, Красной звездой, Трудовой славы III степени, медалями: «За отвагу», «За освобождение Вены», «За освобождение Белграда», «За освобождение Будапешта», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За доблестный труд», «За освоение целины», знаками: «Отличный пулеметчик», Гвардейским знаком и юбилейными медалями.

Рубрика: Отвага и Мужество